sashanep

Category:

Дипломатический крах правительства


.

Специально для "Еврейского Мира", перевод статьи Кэролайн Глик о дипломатическом провале Беннета в отношениях с Иорданией.

Кэролайн Глик

Самым тревожным аспектом тайной встречи Беннета с иорданским королём Абдаллой стал региональный контекст, в котором она состоялась.

Король Иордании Абдалла — новый участник иранской оси.

В конце июня Абдалла встретился в Багдаде с президентом Египта Абдель-Фаттахом эль-Сисси и премьер-министром Ирака Мустафой Кадхими. Три лидера подписали соглашение о транспортировке иракской нефти в Европу через Иорданию и Египет. Как заметил в «Джерузалем пост» эксперт по арабским вопросам доктор Эди Коэн:

«Это соглашение стало своего рода «выходом из шкафа» для короля Абдаллы, прекратившего скрывать свою тесную связь с Ираном. Теперь это официально: Иордания состоит в союзе с Ираном, поскольку Ирак фактически находится под иранским контролем».

Подобно тому, как иранский режим подчинил себе Ливан через свою шиитскую марионеточную армию «Хизбаллы», он контролирует и Ирак через иракских шиитских ополченцев, действующих в качестве его прокси.

Параллельно с подписанием нефтяной сделки Абдалла снял запрет на иранский туризм в Иорданию, введённый много лет назад — вскоре после хомейнистской революции 1979 года. Дабы подчеркнуть серьезность своих намерений, Абдалла даже посетил расположенную на юге Иордании шиитскую святыню — могилу двоюродного брата исламского пророка Мухаммеда Джаффара ибн Абу Талеба, являющуюся местом шиитского паломничества.

По оценкам иорданских властей, миллион иранских туристов, который скоро прибудет в Иорданию, принесёт пользу неустойчивой экономике королевства. Впрочем, открытие королевства для шиитского туризма стало не единственной деятельность, предпринятой Абдаллой в рамках поддержки иранского режима. Король также снял давний запрет на пропаганду в стране шиизма, открывая, таким образом, иорданское общество для иранской культурной и политической экспансии и подрывной деятельности.

Иранский Корпус стражей исламской революции совсем не зря вкладывает огромные ресурсы на обращении в шиизм в суннитских арабских странах, как, впрочем, и в целом по всему миру. В результате этой деятельности, в странах от Германии до Марокко и Никарагуа возникают террористические ячейки, сформированные людьми, обращенными и радикализованными шиитскими проповедниками, которых поддерживает иранский режим.

Смирение Абдаллы перед Ираном не удивительно. Более десяти лет назад Абдалла оказался перед выбором. С одной стороны, это была администрация Обамы, которая присоединилась к европейцам и начала сближение с Ираном и «Братьями-мусульманами».

Обама не скрывал стремления перестроить структуру альянса США на Ближнем Востоке и отказаться от традиционных союзников — Израиля и суннитских арабских государств в пользу режима аятолл в Иране и «Братьев-мусульман». В ответ на предательство Обамы, Израиль и сунниты во главе с Саудовской Аравией, Египтом и ОАЭ, признав общий жизненный интерес, состоящий в сдерживании Ирана и выживании при администрации 44-го президента, стали развивать связи, которые были формализованы в Соглашениях Авраама 2020 года.

Столкнувшись с проиранской осью демократов и европейцев, с одной стороны, и антииранской осью своих соседей, с другой, Абдалла выбрал первых.

Он оставался верен проиранскому альянсу и во время президентства Трампа. На то, у него было две причины. Во-первых, политика Трампа была основана на прагматике и реальности. В реальности же Иордания не является серьёзным региональным игроком, как, впрочем, никогда им и не была. Она была создана как западный протекторат и так им и осталась. С военной точки зрения, её выживание целиком зависит от США, с экономической же — от Израиля, содержащего этот режим за счет предоставления электроэнергии и воды по заниженным ценам. До того, как Израиль и страны Персидского залива открыли друг друга, Иордания была своего рода мостом между ними. Как только они начали работать вместе напрямую, Иордания утратила своё значение и позицию.

Вторая же причина, по которой Иордания выступила против израильско-суннитского мира, состояла в том, что ее союзники — американские демократы, европейцы, Организация освобождения Палестины и израильские левые — справедливо увидели в Соглашениях Авраама (фактически положивших конец конфликту арабского мира с Израилем) колоссальную угрозу их политическим и стратегическим позициям.

Соглашения опровергли дипломатическую доктрину, разделяемую израильскими левыми, ООП, ЕС и демократами, согласно которой ключи от мира между Израилем и арабским миром находятся в руках у палестинских арабов. Опровергнув притязания на приоритетную роль палестинских арабов, эти соглашения лишили их политических рычагов воздействия на Израиль (а, в случае израильских левых — рычагов давления на израильских правых).

Ну и, конечно, есть ещё иранский аспект. Открытые экономические и стратегические связи между Израилем и суннитами поставили под угрозу политику умиротворения, проводимую администрацией Байдена и европейцами в отношении Ирана. Израильско-суннитский альянс предоставил Израилю независимое положение в качестве региональной державы и уменьшил зависимость саудовцев и других государств Персидского залива от предоставляющих им защиту США.

Нынешняя готовность Абдаллы открыть Иорданию для Ирана и связать экономику Иордании с Ираном и его сатрапиями демонстрирует лишь то, что он остается верен своим союзникам. Можно ожидать, что его связи с Ираном, который вполне способен в итоге поглотить Иорданию так же, как поглотил до этого Сирию и Ливан, со временем станут более глубокими и опасными для Израиля и стран Персидского залива.

Всё сказанное выше подводит нас к недавней «секретной» встрече Абдаллы с премьер-министром Нафтали Беннетом. Встреча была тайной. Когда новости об этом просочились, левые СМИ Израиля начали коллективно хвалить дипломатические способности Беннета.

Его предшественник Биньямин Нетаниягу сохранял достаточно холодные отношения с Абдаллой из-за решения короля встать на сторону проиранской оси. Два лидера не встречались годами. Как провозгласили левые СМИ, Беннет преуспел там, где Нетаниягу потерпел поражение, укрепив отношения Израиля со своим ключевым партнером в арабском мире.

Три аспекта встречи Беннета раскрывают всю нелепость этой похвалы и большую опасность, которую представляют для основных стратегических интересов Израиля объятия Абдаллы.

Во-первых, проблемой является уже то, что встреча держалась в секрете. Экономика Иордании зависит от щедрости Израиля. Если Израиль перестанет подавать в Иорданию электричество и воду по изначально заниженной цене, возрастут шансы, что королевский дом будет свергнут. Абдалла обязан своей властью Израилю.

В СМИ утверждалось, что утечка информации о встрече смутила Абдаллу. Но на самом деле она прежде всего смутила Израиль. Вместо того, чтобы требовать уважения к своей стране. Беннет позволил зависимому от Израиля клиенту относиться к нему — а через него и ко всей стране — как к шлюхе.

Хуже того, Беннет авансом заплатил за это национальное унижение. До этого дипломатического свидания Израиль годами справедливо отказывался от требования Абдаллы увеличить объем воды, поставляемой в Иорданию, сверх и без того ошеломительно щедрых объемов, которые наша страна в своё время согласилась предоставлять королевству в соответствии с мирным соглашением 1994 года. Вместо того, чтобы поддерживать эту политику или, как минимум, потребовать взамен чего-то конкретного, Беннет просто капитулировал.

В 2019 году,  кичась своей антиизраильской позицией, «умеренный» Абдалла, нарушив дух мирного договора своего королевства с Израилем, отказался продлить Израилю долгосрочную аренду приграничных районов Цофар и Нахараим, подаренных в своё время Рабиным королевству, но оставшихся в руках израильских фермеров в качестве арендуемой земли.

Беннет мог хотя бы потребовать возвращения аренды в обмен на колоссальную добавку объёмам к отдаваемым Иордании пресной воды. Но он этого не сделал. Он не стал просить ничего.

Самым же тревожным аспектом тайной встречи Беннета с Абдаллой стал региональный контекст, в котором она состоялась. Встреча прошла спустя неделю после того, как старший партнер Беннета по коалиции министр иностранных дел Яир Лапид во время своего визита в Абу-Даби, по сути, вонзил нож в отношения Израиля с ОАЭ.

Как сообщила на прошлой неделе газета Globes, Лапиду удалось оскорбить эмиратцев двумя способами. Во-первых, он сорвал встречу с самыми важными бизнесменами ОАЭ. Во-вторых, что вызывает ещё большую тревогу, он отказался дезавуировать намерение министра охраны окружающей среды Тамар Зандберг отменить двустороннее соглашение Израиля с ОАЭ о транспортировке нефти из Эмиратов в государства Восточного Средиземноморья. ОАЭ справедливо рассматривают эту позицию израильского правительства как серьезный разрыв в отношениях.

Воскресное заявление Омана о том, что он не присоединится к Соглашениям Авраама, свидетельствует о масштабах дипломатического и стратегического ущерба, который правительство Беннета-Лапида наносит Израилю на региональном и международном уровнях. Нетаниягу публично посетил покойного султана Омана Кабуса в Маскате в 2018 году, и многие ожидали, что этот стратегически расположенный султанат станет следующим арабским государством, которое нормализует свои отношения с Израилем.

У Израиля есть две внешние политики, которым он может следовать. Он может укрепить отношения со своими партнерами по Соглашениям Авраама и таким образом сохранить, и укрепить свое региональное и глобальное положение. Или он может стать послушным исполнителем воли союзников и сторонников Ирана — демократов, европейцев, ООП и Иордании.

Усидеть же на двух стульях в этой ситуации не удастся.

Источник на английском — Israel HaYom
Перевод Александра Непомнящего — Еврейский мир

Июль 2021

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.